Воскресенье, 17.12.2017, 15:10
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Регистрация | Выход Вход


Мухаметша Абдрахманович Бурангулов (1888 – 1966)

C:\Documents and Settings\Admin\Мои документы\Мои рисунки\Бурангулов.pngМухаметша
Абдрахманович
Бурангулов
(1888 – 1966)
 
        Народный сэсэн Башкортостана Мухаметша Абдрахманович Бурангулов родился 15 декабря 1888 года в деревне Верхне-Ильясово Самарской губернии. Рано лишился родителей. После окончания школы переехал в Оренбург, учился в медресе. Был учителем, преподавал башкирский язык.
          Всю свою жизнь был собирателем, популяризатором фольклора. На базе фольклора создал пьесы «Ашкадар», «Ялан Еркай», «Башкирская свадьба», «Идукай и Мурадым». Записывал и обрабатывал эпосы «Урал-батыр», «Акбузат», «Алпамыша», сказки, песни, кубаиры.
 Сын сэсэна Н.М. Бурангулов вспоминает: «Это случилось в двадцать шестом году. Однажды между отцом и матерью вышел довольно шумный скандал. Оказалось, что он вновь собрался на несколько недель в близлежащие районы за фольклорной «данью». Для этого нужны были деньги. И он решил сплавить единственную оставленную на зиму телку. Мать, конечно, противилась, но он был непреклонен, и мать должна была уступить».
            В 1935 году Мухаметша Бурангулов закончил литературное отделение Уфимского педагогического института, работал в Башкирском научно-исследовательском институте языка и литературы, вел научную работу по фольклору. Им созданы труды: «Башкирские легенды», «Эпос о батырах», народно-эпическая поэма «Отечественная война».
         В 1946 году появилось постановление ЦК ВКП (б), в котором были ошельмованы Михаил Зощенко, Анна Ахматова. Репрессивные круги пошли и по республикам. В число националистов был зачислен Мухаметша Бурангулов, записавший эпос «Идукай и Мурадым» и создавший на его основе драму. Творчество сэсэна перечеркнули, исключили из Союза писателей. Коллеги-писатели практически «подготовили» его к аресту органами. В протоколе заседания правления Союза писателей Башкирии 26 октября 1946 года записано: «за весь период своего творчества Бурангулов М. не создал ни одного выдержанного в идейном отношении произведения, что все его произведения на исторические темы были пропитаны духом приукрашивания прошлого, духом защиты патриархально-феодального строя, духом национализма... и тем самым он своим творчеством оказался не на платформе Советской власти...». Бурангулова арестовали и осудили на 10 лет лишения свободы по обвинению в принадлежности к антисоветской националистической группе и антисоветской агитации.
          После освобождения М.А. Бурангулов опять оказался в тюремном заключении и вышел на свободу через четыре года. Впоследствии он был реабилитирован (слава Богу, что при жизни), восстановлен в Союзе писателей, звание народного сэсэна тоже вернули.
         Мухаметша Бурангулов прожил большую и сложную жизнь. Он умер 9 марта 1966 года. В Уфе на доме по улице Мингажева, в котором жил сэсэн, установлена мемориальная доска.                                                                                            
 
 
Произведения Мухаметши Бурангулова в фонде МАУК « Мелеузовская ЦБС»
 
1.      Бурангулов, М. А. Избранные произведения [Текст] : баш. яз. / М. А. Бурангулов. - Уфа: Китап, 2008. – 488 с.
2.      Бурангулов, М. А. Таштугай [Текст]:пьесы: баш. яз. / М. А. Бурангулов. - Уфа: Китап, 1994. – 494 с.
3.      Бурангулов, М. А. Завещание сэсэна [Текст] : о народном творчестве и его создателях, свадебные обряды,старинные песни и легенды, кубаиры: баш. яз. / М. А. Бурангулов. - Уфа: Китап, 1995. – 352 с.


     В жизни Мухаметши Бурангулова есть и мелеузовские страницы. Это приблизительно  с 1924 года по 1938 года. В биографии, размещенной в справочнике  « Писатели земли башкирской» этот период его жизни уместился в одну фразу « До 1938 года М.Бурангулов преподавал башкирский язык в различных школах, педтехникумах Башкортостана». 
      К сожалению, они до сих пор  мало, что известно об этих годах его жизни.  О них мы можем узнать лишь из воспоминаний жителей Мелеузовского района, которые в те годы встречались с Бурангуловым. Эти воспоминания были записаны еще в 1993 году. 
 

Мелеуз. Фото 30-х годов

    Хабибулле Юркаеву  в 1993 году было 93 года.Он родился в деревне Туляково. До  1934 года работая  в  колхозе, был крестьянином. С 1934 по 1938 годы  -  председателям Старо-Мусинского сельского Совета, с 1939 по 1960 годы  - продавцом в магазине в родной деревне. Участник гражданской войны, а в годы Ве­ликой Отечественной находился в  трудовой армии, работал на военном заводе. Вот что   он рассказал: «Мухаматша со своей семьей и род­ственниками (их было 6 семей) приехали в нашу деревню летом 1924 года из Оренбургской области. Местность им по­нравилась. Кругом просторная земля. Рядом протекает река Агидель (тогда по реке ходили пассажирские и грузовые пароходы). Все новоселы построили дома, обзавелись хозяйством. Мухаматша имел корову, овец, развели гусей, уток, кур. По своей инициативе он открыл начальную школу (тогда детей обучали арабскому алфавиту, потом - латинскому). Отдельные родители не пускали ребят в школу. Му­хаматша ходил по домам, уговаривал, убеждал их в необходимости учения. Бла­годаря своей инициативе он добился сто­процентного охвата детей начальным обу­чением. Потом открыл ликбез для взрос­лых.   Жизнь   в   деревне   оживилась.
          В 1931 году началась коллективизация. Одним из первых вступил в колхоз Му­хаматша. В то время следовало сдавать коров в колхоз. Он тоже так поступил. Но крестьянину без коровы - кормильцы нет жизни и Бурангулов, доказывая районным руководителям, что это беззако­ние, забрал свою корову назад. Его при­меру последовали и остальные сельчане. Люди видели, что он справедливый че­ловек, что можно опереться на него в трудную минуту. К нему часто обраща­лись с различными житейскими вопросами - кому заявление написать, кому что-то посоветовать, о чем-то походатайствовать. Он делал все это бескорыстно.
         Бурангулов частенько заходил  в    сельсо­вет, давал рекомендации как организовать в    деревне    культурно-массовую     работу среди    сельчан,  особенно   много говорил он о необходимости любить свой  башкир­ский язык, не забывать обычаи, привычки, традиции     своих   отцов,    дедов,   предков. Был и  такой случай —  через  реку Аги­дель   не   было моста,  переправлялись   на пароме.   А   паром   принадлежал   богачам, за переправу люди  вынуждены были  пла­тить   им,   и   деньги   оседали   в   карманах владельцев    парома.     Бурангулов     смело вступил в  борьбу   против  хозяев   парома, утверждая,   что   все   деньги,     уплаченные за   переправу,   должны   поступить,  в   казну сельского   Совета   и   использованы       для  нужд  населения, для  улучшения  их жизни и  быта.  И он  этого  добился.
         Мухаматша купил коня и тарантас. В выходные дни, летние каникулы ездил в башкирские, татарские деревни Мелеузовского и соседних районов, встречался с людьми, слушал и записывал их песни, частушки,   кубаиры.
         Через некоторое время Бурангулов пе­реехал в Мелеуз, перевез свой дом и по­ставил на улице Смоленской. Он работал учителем в Мелеузовской татаро-башкир­ской школе. Часто приходил в Туляково. Здесь жили его родственники. Летние каникулы дети Мухаматши проводили  в  деревне, так как его семью жители лю­били. У меня о нем остались самые доб­рые воспоминания. Я сдружился с ним. Часто  и он бывал в  нашем дом».
 
         Из воспоминаний  жена Хабибуллы -  Фариза Давлетшиевна, 1903 года рож­дения.   « Мухаматшу-агая в нашей деревне уважали. У него были сыновья нажиб, Зуфар, дочь Наккар, жену звали Зайнаб. Бурангулов был очень трудолюбивым. Всю работу  в хозяйстве выполнял сам. Я подружилась с его женой. Ходили друг к  другу  в гости, по утрам вместо скот гоняли в поле, на пастбище. Зайнаб-апай была доброй, отзывчивой. Бурангуловы имели сепаратор, который на летнее время устанавливали в аласыке. Почти, все жен­щины деревни ходили сюда пропускать молоко, при этом они пытались распла­титься с Зайнаб сливками, но она отка­зывалась брать от людей плату. «У нас своих   хватает»,   —    говорила.
        Вспоминаю такой случай. Один мужчина в деревне пьянствовал, скандалил с женой. Об этом узнал Мухаматша-агай, пришел к ним, долго разговаривал с этим мужчи­ной, убеждал его.  Подействовало. Человек перестал пить, и стал дружно жить с женой.
        Зайнаб-апай пекла вкусный хлеб. Жен­щины ходили к ней, просили научить их этому. И она никогда никому не отказывала. Их старший сын Нажиб хорошо играл на тальянке.  Бывало, летним вечером вый­дет он на улицу, сядет возле дома и заиграет на гармони. Собирались вокруг послушать игру удалого гармониста и молодые,   и   пожилые».





Вершина горы Кунгак

        О том, как он любил играть на таль­янке, пишет сам Нажиб Бурангулов .   Приведем вы­держки из его воспоминаний «Встречи», опубликованных в журнале «Агидель» № 11 за 1988 год:
       «В Мелеузовском районе с давних  вре­мен сохранилась добрая традиция. В пос­ледние весенние дни молодежь органи­зованно ходила на игры в горы. Собирались юноши и девушки из ближних деревень. Гармонист в то время был уважаемым че­ловеком, потому что в те далекие годы редко у кого имелась  гармошка.
       Сами встречи проходили на горе Кунгак, неподалеку от деревни Туляково. Из соседних деревень и из Мелеуза молодые и даже пожилые люди, красиво одетые, с подарками собирались на горы. Прихо­дили сюда гармонисты, кураисты. Они бы­ли в центре внимания праздника. Играли вдохновенно, старались показать свои спо­собности. Пели песни, плясали. И я от всей души играл на тальянке любимые мело­дии. Победителям на состязании вручали подарки».
       В воспоминаниях «О своем отце», опуб­ликованных в журнале «Агидель» N9  за  1988  год,   Нажиб  Бурангулов  пишет: «Мой отец всей душой и сердцем был предан народному творчеству. В 1926 году в нашей семье произошел такой случай. Как-то между отцом и матерью состоялся серьезный разговор. Оказывается, отец на несколько недель хочет поехать в районы Башкортостана для сбора и изучения на­родного творчества, но на дорогу не было денег. Он решил продать телка (башмак). Как бы трудно, грустно не было, мать согласилась на это. Отец продал башмака на мелеузовском базаре и  на вырученные деньги поехал по районам. Он был фанатиком в своей творческой работе».
 
       Из воспоминаний Маги Мухаметовна Ахметшина, 1920 года рождения:  «Я родилась, выросла, училась в Мелеузе. Потом окончила Стерлитамакский медтехникум, затем – учительский институт, вернулась  в родной город, работала педагогом. В тридцатые годы, там, где сейчас универмаг, находилась татаро-башкирская школа. Затем школа стала средней. До­полнительно выделили помещение по ули­це Каранской, где в настоящее время расположена церковь. Я тогда училась в этой школе. Приехал к нам педагогом Мухаматша    Бурангулов,   преподавал   башкирский язык и литературу. С первых дней мы полюбили своего мугалима. Его пер­вое слово, обращенное к нам, было: «Дети, любите свой родной материнский язык, знайте его в совершенстве». И на про­тяжении многих лег он учил нас, воспитывал   в любви  к родному языку, рассказывал о богатстве башкирского языка. В моей памяти он остался мудрым, боль­шим человеком. Если на уроках других преподавателей дети озорничали, то на уроке Мухаматши-агая стояла тишина, все учащиеся были прикованы вниманием к его рассказам. Говорил он образным, простым языком. В своих рассказах  при­водил  такмаки,   частушки,   кубаиры.
     В Мелеузе работал татаро-башкирский клуб. На общественных началах руководил им учитель Абдулла Гелиевич Рахметуллин. Режиссером был Мухаматша-агай.  Ставили здесь его пьесы  Ашкадар», «Шауракай». Татары, башкиры, чуваши Мелеуза с большим желанием посещали спек­такли.
    Остался   в   памяти  такой   случай. Мухаматша-агай  съездил  в   Уфу,     договорился с    руководителями    Башкирского   государ­ственного театра,  чтобы   артисты  приехали в Мелеуз.  И они приехали, поставили пье­су    Бурангулова       «Башкирская     свадьба». Спектакль   прошел   с    большим     успехом. Автора  пьесы пригласили   на сцену,  долго и   дружно   аплодировали      ему  и   вручили цветы.   До    этого   в    Мелеузе   профессио­нальные   артисты    не   бывали.   Мухаматша-агай       рассказывал    нам    в    литературном кружке   о   том,   как   написал   пьесу  «Ашка­дар».   В   1915   году   в  журнале   «Шура»   пе­чатается    знаменитая     башкирская   песня-легенда  «Ашкадар».   Тогда   еще эта  песня была   широко  распространена среди   баш­кирского    населения.    Знаменитый      Гумер Ахун   рассказал,   что    человек     по    имени Тимергали   сообщил    ему   о    легенде   Ашкадара.   Об   атом   узнал  Мухаматша   Бурангулов  и   решил  на   основе   легенды  напи­сать   пьесу.   Потом    для   того,    чтобы   до­полнить   свою   пьесу   новыми  фактами,   он путешествовал   по    башкирским   деревням, расположенным  на   берегу   реки   Ашкадар. Встречался   со   старыми  людьми.
      В 1937 году куда-то исчез наш Мухаматша-агай. На уроки он не приходил. Очевидно, учителя знали, но нам  не го­ворили, где он. Как оказалось впослед­ствии, его семь месяцев держали  в  Уфе в тюрьме, обвиняли в национализме. А он не был виновным. Его оклеветали. Через семь месяцев он все-таки  вернулся в Мелеуз, продолжал обучать детей.
     В те годы в татаро-башкирской школе работали учителя Абдулла Рахматуллин, Сайфетдин Баязитов, Зариф Салихов, Ахтям Исякаев, Зулайха Саттарова, Масалим Сафаров, Хуршида Рахматуллииа. Все они уважали Мухаматшу  Бурангулова, совето­вались с ним по жизненным вопросам и по   проблемам   обучения   детей.
     В Мелеузе Мухаматша Бурангулов жил в  доме № 2 по улице Смоленской. Дверь его дома всегда была открыта  для  людей,   которым он помогал  чем и как мог»
 
     Из воспоминаний Хуршиды  Серазеевны Рахматуллиной. Она  родилась, в Мелеузе в 1900 году и всю жизнь работала учителем в школах  горо­да и района. В тридцатые годы она про­водила в  башкирских и татарских дерев­нях  разъяснительную работу, приобщала людей к  культуре. Старший ее сын Казбек  погиб в 1942 году под Сталинградом, младший—Марган живет в Москве, работает журналистом. Муж Хуршиды Серазеевны— Абдулла Галиевич (1896-1938 гг.) работал педагогом  в Мелеузе в татаро-башкирской школе. « Мы, учителя, общались с Мухаматшой каждый день. Он уже тогда был известным драматургом, сзсэном, но никогда не дер­жался высокомерно. Был простым, дос­тупным. С ним было интересно. Много рассказывал он об истории башкирского народа, о его устном творчестве. В нашей школе создал литературный кружок, ху­дожественную самодеятельность и он сам руководил этими кружками. С концертами мы выезжали в башкирские, татарские де­ревни. Он всегда принимал в них участие, несмотря на то, что был занят  творчес­кой литературной работой. В деревнях Мухаматша собирал   вокруг   себя людей  и рассказывал о башкирском народе, о его истории, призывал население не забывать родной язык. Бурангулов был человеком, преданным народному творчеству. В лет­ние каникулы выезжал в деревни собирать народные песни, кубаиры, частушки. Я подружилась с его женой Зайнаб. Это была заботливая мать, милая, преданная жена. После собрания или педсовета мы оставались и просили рассказать, как  он писал свои пьесы. Мухаматша охотно рас­сказывал.
            В 1938 году он переехал в Уфу, но не терял связь с Мелеузом. Писал письма, интересовался, как идет жизнь, как про­ходит обучение детей. Как-то он сказал! «Лучшие годы моей жизни прошли в Мелеузовском районе. Мне понравился по­селок Мелеуз, его люди, прекрасная при­рода района, в этих краях я вдохновенно работал   над   своими   произведениями».
 
          В городе Мелеузе чтут память о Мухаметше Бурнагулове. Его имя носит  одна из центральных улиц города  и городская библиотека-филиал №1  МАУК « Мелеузовская ЦБС».
  
 
Источники информации о Мухаметше Бурангулове
 
1.      Рахимкулов, М. «Человек…пропитанный фольклором» [Текст] / М. Рахимкулов // Истоки. – 2008. - № 51. – С. 11. [К 120 летию со дня рождения М.  Бурангулова]
2.      Писатели земли башкирской [Текст] : справочник / сост.: Р. Н. Баимов, Г.Н.Гареева, Р. Х. Тимергалина. – Уфа: Китап, 2006.- С.104 -108.
3.      Халитов, Г. Народный сэсэн. К 150 летию со дня рождения Мухаметши Бурангулова [Текст] / Г.Халитов. – Путь Октября. – 1993. – 28 сентября. – С.2.
4.      Шафиков, Г. Г. Он сберег память народную. Жизнь и судьба М. Бурангулова [Текст] / Г. Г. Шафиков //  Шафиков, Г. Г. И совесть и жертвы эпохи. – Уфа, 1991. – С. 25 – 39.
5.      Сагитов, М. М. Башкирские сказители и их этнический репертуар [Текст] / М. М. Сагитов // Башкирский народный эпос. – М.: Наука, 1977. – С. 484 – 492.
 
 
Библиографический указатель
 
 
Могущество волшебного слова [Текст] :  Мухаметша Бурангулов : библигр. указ.: 51 б.з.: на башк.яз./ Гор. б-ка №1 Мелеузовской ЦБС ; Сост. Кутулгильдина Р.Ф.- Мелеуз, 2005.